"Ржев. Калининский фронт". Автоэкспедиция "Имя воина" в Тверской области

11 Июня 2019   Оксана Нараленкова   80
Автоэкспедиция «Имя воина» на «Вахте Памяти» «Ржев. Калининский фронт»
8 июня 2019 года автоэкспедиция по полям подвига и мужества советского и русского солдата «Имя воина» побывала на месте боев подо Ржевом и приняла участие в поисковой «Вахте Памяти» «Ржев. Калининский фронт».

9 июня – автоэкспедиция «Имя воина» – в Старице. Возле Борисоглебского храма, на высоком холме над Волгой отслужена заупокойная лития по защитникам Родины в годы Великой Отечественной войны.

Икона Богородицы «Одигитрия Вяземская Ратная» благословляет поисковиков на труд.

Международная «Вахта Памяти» подо Ржевом, организованная Российским военно-историческим обществом совместно с Министерством культуры и при поддержке Министерства обороны проходит в четвертый раз.

В годы Великой Отечественной войны наступательные и оборонительные операции советских войск на Ржевско-Вяземском направлении имели важнейшее стратегическое значение. Цель была не допустить немецкие армии к Москве и не дать противнику перебросить силы с Западного направления на Южное.

За три года в международной поисковой экспедиции «Ржев. Калининский фронт» приняли участие 1740 поисковиков. Подняты останки 1096 павших солдат и офицеров Красной Армии. Установлены имена 82 защитников Отечества. Здесь, возле деревни Хорошево будет возведен мемориал Советскому солдату, погибшему подо Ржевом, где увековечат подвиг солдата и имена воинов.

Бои подо Ржевом вошли в историю как одни из самых кровопролитных за всю Великую Отечественную войну. Осенью 1942-го в этом месте за северные окраины города сражались несколько стрелковых дивизий.

Потери в операциях на дуге, опоясывающей Ржев, протяженностью 200—250 километров, с января 1942 года по март 1943 года убитыми и ранеными составили около миллиона человек.
Встреча юного поисковика с ветеранами
Поисковики говорят, что найденные и поднятые останки — это лишь малая часть от тех, кого хранит Ржевская земля.

Утром 8 июня на труды по поиску останков и увековечиванию имен солдат войны поисковиков благословляет икона Богородицы «Одигитрия Вяземская Ратная».

Президенты благотворительных фондов «Строим Монастырь» Галина Храмцова и «Православные инициативы» Ксения Тихомирова, организовавшие автоэкспедицию «Имя воина», преподносят в дар иконы Богородицы «Одигитрия Вяземская Ратная» Ржевской епархии в лице благочинного Ржевского районного округа протоиерея Константина Чайки и Российскому военно-историческому обществу.
С протоиереем Константином Чайка
Преподнесение в дар Ржевской епархии иконы Богородицы «Одигитрия Вяземская Ратная»
Передача иконы Богородицы «Одигитрия Вяземская Ратная» в дар Российскому военно-историческому обществу
Для Галины Храмцовой поездка сюда, на места боев Калининского фронта – результат долгого личного поиска своего деда – Заболотских Александра Никитовича.

— Калининский фронт. 39 армия. 355 Кировская стрелковая дивизия. Стрелковый полк 1186. 3 минометная рота. Рядовой Заболотских Александр Никитович. В семье и земляки его звали Сашка-Кудряш. Это мой дед, — говорит в обращении к поисковикам «Вахты Памяти» «Ржев. Калининский фронт» президент благотворительного фонда «Строим Монастырь» Галина Храмцова. — Он был единственным трактористом на несколько деревень на Вятке. Что может быть более мирным, чем выращивать хлеб? Но он закончил страду и в сентябре 1941-го ушел добровольцем на фронт.
Ему было 32 года. Дома осталась жена и трое детей. Младшему, моему отцу, два годика.

С фронта он прислал только одно письмо, наполненное любовью и заботой о детях: «береги детей, сшей тулупчик для Павлика, справь валенки для Зинки». А у самого были обморожены пальцы ног, потому что, в суровую зиму 1941 — 1942 годов бойцы были обуты в ботинки и обмотки.

Александр Никитович пропал без вести здесь, на Калининском фонте. 355 стрелковая дивизия, сформированная в Кировской области (11 тысяч человек) существовала с декабря 1941 года по июль 42 и прекратила свое существование в связи «с большой потерей личного состава».

Ребятки, я низко вам кланяюсь за то, что вы делаете. И прошу вас: найдите его и верните его домой!

Я верю, что души наших родных, ушедших на Небо, молятся за нас. И мой дед молится за меня, за мою семью. Он, через фотографии, воспоминания родных, через изучение его боевого пути из абстрактного «пропал без вести» стал родным и близким! А за близкого человека всегда хочется молиться и благодарить.

В православии есть традиция: на местах сражений строить храмы и монастыри. В монастырях постоянно молятся и поминают тех, кто отдал жизни за нас. Но очень долго в нашей стране не было монастыря, посвященного молитвенной памяти воинов Великой Отечественной войны. И сейчас такой монастырь строится. Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь возводится «с первого кирпичика» в чистом поле, там, где в 1941-м году был печально известный «Вяземский котел».
За очень короткий срок, всего несколько дней, при Вяземской оборонительной операции мы потеряли до миллиона человек (до 400 тысяч погибших и до 600 тысяч взятых в плен). Немногие смогли прорваться из окружения, но один из удачных прорывов был у реки Курьяновки, где сейчас стоит монастырь. Бойцы увидели зовущий их образ Богородицы и пошли за ней. Они вышли из окружения и их рассказ послужил основой для написания канона иконы Богородицы «Одигитрия Вяземская Ратная». На ней, на единственной, воины Красной Армии изображены как мученики, в плащ-палатках и с крестами в руках.

Сейчас в обители молятся о более 15 тысяч воинах. Их имена присылают по почте, записывают через сайт «Строим монастырь». Приезжают в монастырь родные погибших солдат и вносят их имена в синодик. После «Вахт Памяти» поисковики оставляют в монастыре имена тех, чьи данные им удалось восстановить.

Мы хотим, чтобы наши дети и внуки помнили не только цифры погибших из сводок и архивов, чтобы жертвы войны не были для них безликой массой, а чтобы они знали и помнили конкретные имена, судьбы людей, историю своего рода.



— Героизм советских солдат в Великой Отечественной войне не имеет аналогов, — звучит в обращении к поисковикам Ксении Тихомировой, президента благотворительного фонда «Православные инициативы». – Глубокий поклон вам до земли за то, что возвращаете солдат с войны! Вы увековечиваете память о каждом погибшем в годы самой кровопролитной войны. Это нужно, прежде всего, нам, ныне живущим, не видевшим войны. Самое малое, что мы можем сделать, это сохранить память о тех, кто погиб ради мирного неба, передать эту эстафету памяти своим детям, и привить им такие нравственные основы, чтобы они рассказали об этом своим детям. Тогда связь поколений будет неразрывной, тогда каждый погибший обретет вечный покой.



Ржев. Калининский фронт. Автоэкспедиция «Имя воина»
Икона, которая спасла жителей Ржева в 1943-м году

Сегодня для поисковиков на ратном поле подо Ржевом – еще одна икона Богородицы «Всех скорбящих Радость». Икона эта старинная, 18 века, и история ее непосредственно связана с обороной Ржева. В годы войны эта икона находилась в Покровской старообрядческой церкви города Ржева. Покровская церковь оставалась единственным действующим храмом в городе во время Великой Отечественной Войны, и многие годы после нее. Несмотря на то, что храм является старообрядческим, в те годы его посещали все православные жители Ржева. Во время немецкой оккупации богослужения в храме не прекращались. Перед отступлением немцев из города в заминированном храме были закрыты 250 ржевитян — все оставшееся в живых население Ржева. Их собирались взорвать вместе с храмом.

Утром 3 марта 1943 года отряд советских разведчиков освободил горожан. Этот день традиционно считается днем освобождения Ржева. Так заступничество Богородицы спасло жителей Ржева от гибели, а на самой иконе сохранились следы «ранения» от снаряда.
«Вахта Памяти 2019″ «Ржев. Калининский фронт». У иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость»
Утром 8 июня 2019 года к этой иконе поисковики экспедиции «Ржев. Калининский фронт» подходили со слезами на глазах.

"Здесь, на поле боя подо Ржевом, я - как дома..."

Из лагеря «Вахты Памяти» «Ржев. Калининский фронт» отправляемся на место «боевых действий», туда, где непосредственно работают поисковики. Деревня Зеленькино. То, что мы видим, напоминает археологические раскопки, только ценности, которые извлекают поисковики из-под земли, — это кости наших дедов.
Останки воинов Великой Отечественной войны

Здесь, возле небольшой деревушки, на жаре трудится отряд поисковиков «Пионер». Все бойцы отряда поисковиков – в яме, рядом с костями примерно 30-ти воинов Великой Отечественной войны.

По положению костей можно представить, как лежал воин, когда его сбросили сюда, в воронку от снаряда. Как говорят поисковики, скорее всего, погибли эти воины осенью или в начале зимы 1942 года. Вероятно, после боя их в воронку от снаряда скинули немецкие солдаты.
Так поднимают останки воинов
Рядом с одним из воинов нашли винтовку с примкнутым штыком, что для этих мест подо Ржевом – большая редкость. С оружием солдат не закапывали, было принято оружие забирать. Но раз к винтовке был примкнут штык, значит, эти воины погибли в атаке. И вот теперь, спустя много десятилетий, их кости поднимают потомки. Потомки узнают их имена. У нас на глазах поисковики аккуратно извлекают из-под останков медальон солдата и открывают его. Хоть и не с первого раза.



Медальон открывают
Михаил Богданов, командир отряда поисковиков «Пионер», с найденной винтовкой
Внутри видна бумажная записка. Говорят, сохранность хорошая и теперь медальон отправится в лабораторию. Быть может, там будет имя Александр, имя деда Галины Храмцовой? Или имя брата прихожанки Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря под Вязьмой, ее тоже зовут Галина, – рядового Николая Озерова?

— В голове не укладывается, поднимаем их вот так, слой за слоем, а они не заканчиваются. И сколько еще их здесь лежит, — говорит Григорий Кузнецов, боец поискового отряда «Пионер». Григорий выслушивает рассказы участников автоэкспедиции «Имя воина» об их поиске, об их пропавших без вести и погибших дедах. И записывает все данные. А вдруг найдут!

— Для нас самая большая радость – это видеть, как родные пропавших без вести солдат находят, наконец, своих родных, кому-то даже удается приехать на захоронение после «Вахты Памяти», кто-то забирает останки опознанных воинов, чтобы похоронить на родной земле, — говорит Григорий Кузнецов.

— Мы здесь для того, чтобы вернуть солдат с войны домой, — говорит Ирина Халимова, отряд поисковиков «Пионер». – Мои деды с войны пришли и для меня теперь важно, чтобы и другие деды оказались, наконец, дома.

8 июня Ирина Халимова помогла вернуться с поля боя москвичу Николаю. В лаборатории открыли и прочитали найденный Ириной солдатский медальон. Адрес: Москва, Крестьянская застава, 29. Фамилия жены — Гаврилова или Гавренкова. Так за утро поисковикам удалось найти два солдатских медальона. И один – прочитать.

— Здесь, на поле боя подо Ржевом я, как дома, — рассказывает командир поискового отряда «Пионер» Михаил Богданов. – В Москве, чтобы работать, а дом мой здесь. Я начинал с поиска монет, но мне это дело быстро надоело. Бессмысленно было. А как только первый раз стал искать павших воинов, сразу почувствовал свою причастность к чему-то намного большему, чем я сам. Только попадаю на поле боя для поиска, как сразу спокойно мне становится. Знаете, сейчас модно искать просветления, так вот, я скажу, приезжайте и занимайтесь поиском солдат войны, тут сразу почувствуете просветление.

Михаил Богданов рассказывает, что помнит своего первого солдата. Поднял он его в 2010-м году, а с дочкой его до сих пор дружит.

— Мне даже кажется, что мы как родные стали, — продолжает Михаил Богданов, — А еще она мне рассказывала, что незадолго до того, как пришло известие – останки отца нашли – он ей приснился. Сказал, что скоро они будут вместе. Она испугалась даже, не поняла, каким это образом они вместе окажутся. А потом выяснилось, что отец, наконец, обретет покой.

Михаил Богданов говорит, что очень часто слышит истории о том, что погибшие на Великой Отечественной войне снятся своим потомкам, словно зовут их. А возле останков, бывает, находят иконы. То Николая Чудотворца, то Георгия Победоносца.
Икона Георгия Победоносца, найденная рядом с солдатом
— Это «захоронение», где мы сейчас, я нашел весной, 9 мая. После торжественной части праздника решил приехать сюда, походить с поисковым щупом в «разведке» (щупом поисковики «прощупывают» землю, если он уходит вглубь, значит, там пустота и возможно есть останки, — прим. ред.), — рассказывает Михаил Богданов. – Ко мне подошел тогда какой-то дед с золотыми зубами. Указал на это место, я координаты себе отметил, понял, что сюда надо с отрядом прийти. До сих пор думаю, а что это за дед был, что он тут делал 9 мая?
Памяти павших
Поклонившись поисковикам до земли и оставив красные гвоздики здесь, рядом с косточками наших дедов, едем в Зубцов.

"Душа моя теперь спокойна!"

В нашем экипаже автоэкспедиции «Имя воина» — Татьяна Головина. Она едет в Зубцов к своему родному воину.
Татьяна Головина приехала на место гибели своего родного воина
— Здесь, на многострадальной Ржевской земле погиб старший брат моего папы — воин Дмитрий. Дмитрий Зотович Головин, — рассказывает Татьяна Головина. — В семье папы было семеро детей, три сестры и четыре брата. Папа был младшим ребенком, когда началась война. Два его старших брата воевали. Иван был призван на фронт в 1943 году, участник боев за Украину, Бухарест, Вену. С войны вернулся с ранением, орденами «Красной звезды», «Отечественной войны», медалью «За Победу над Германией». Вернулся живым. Дожил до 2008 года. Это мой крестный отец. Еще один из братьев – Василий – во время войн трудился для Победы в тылу, на оборонном заводе.
Татьяна Головина на месте захоронения двоюродного деда Дмитрия Головина
Дмитрий был старшим братом в семье, кадровым военным. Он ушел на фронт 22 июня 1941 года. Дома, в Москве, остались родители, младшие братья и сестры, жена Полина и пятилетняя дочка Галя. Дмитрий воевал в 1130-й стрелковом полку. 336 стрелковой дивизии. Лейтенант, помощник начальника штаба. Участник битвы за Москву.



— В результате поиска мы, его родные, узнали, что воин Дмитрий погиб 9 сентября 1942 года под городом Ржевом, в городе Зубцове, — продолжает Татьяна Головина. – Имя его – среди 15 тысяч имен воинов увековечено в мемориале над братской могилой на Московской горе в Зубцове.

На 70-летие Победы мы с братом Владимиром, сыном Ивана Зотовича, привезли моего папу Алексея Зотовича, сюда, в Зубцов. Прошли все вместе с «Бессмертным полком» по городу. Мой папа, как и многие дети войны, тушил по ночам зажигательные бомбы на крышах домов, когда шли бомбежки.

Подойдя к плите с именем брата в мемориале, папа перекрестился, как на икону, и сказал только четыре слова: «Душа моя теперь спокойна».



Год назад папа последним из старшего поколения нашего рода ушел к дорогим нашим родным, воевавшим, трудившимся в тылу, выжившим и погибшим ради Победы. Земной поклон всем вам, дорогие! Всем многим миллионам, лежащим в родной и святой нашей земле! Вечная память.
Участники автоэкспедиции «Имя воина» в Зубцове




Молитва над Волгой

9 июня в день памяти преподобного Нила Столобенского, он подвизался на озере Селигер, недалеко от Ржева, мы пребываем в древнем городе Старица, на берегу Волги, на службе в храме в честь Параскевы Пятницы.

Старица – место рождения первого Патриарха Московского и Всея Руси Иова. Здесь жили и молились люди, которые любили и этот город, и свое Отечество.

Храм Параскевы Пятницы – в самом сердце древней Старицы. Некогда здесь была торговая площадь, вся жизнь Старицы кипела вокруг, а в храме непрестанно шла служба. Сегодня церковь понемногу восстанавливается усилиями прихожан и жертвователей.
Храм Параскевы Пятницы
А выше, на холме, работы по восстановлению ведутся в некогда главном соборе Старицы – храме в честь святых благоверных князей-страстотерпцев Бориса и Глеба. Когда-то князья Борис и Глеб своим подвигом, претерпев до конца, отказавшись от борьбы за власть и первенство, спасли Русскую землю от междоусобиц и войн.
У храма Параскевы Пятницы
Борисоглебский собор был главным храмом Старицы, но долгие годы использовался не по назначению. Какое-то время здесь был мясной рынок. Сегодня усилиями жертвователей по крупицам восстанавливается и прежний облик храма, и прежний его статус.

Протоиерей Дмитрий Каспаров, настоятель Борисоглебского храма, служит литию об упокоении защитников Отечества. В годы оккупации Старицы в Великую Отечественную войну здесь, возле храма, расстреливали военных, мужчин, оставшихся в городе, женщин, священников.
Борисоглебский храм в Старице
Лития по убиенным воинам и защитникам Отечества. Протоиерей Дмитрий Каспаров
Над Волгой
Автоэкспедиция «Имя воина» в Старице
Сегодня здесь, разлетаясь с холма да над Волгой и эхом отзываясь в сердцах людей по всей нашей земле, для наших павших в войну отцов и дедов, для тех, кто трудился на Победу в тылу, для всех наших защитников звучит «Вечная память».

Оксана НАРАЛЕНКОВА
Фото автора

Вернуться в раздел

Новости

Митрополию на Кольском полуострове возглавит военный моряк, капитан II ранга в отставке епископ Североморский и Умбский Митрофан (Баданин) подробнее >
Патриарх Московский и всея Руси обратился к мировому сообществу в связи с давлением со стороны украинских властей на Украинскую Православную Церковь и вмешательством государства в церковную жизнь на Украине подробнее >
Представляем цикл видеороликов «Миллионы историй - память одна» при участии Rublev.com подробнее >